snake_d_ha

Categories:

Крутой маршрут

Читаю «Крутой маршрут» Гинзбург. 37-й, репрессии, все автобиографично и аутентично.

Пытаюсь найти в себе жалость к кому-то — и не нахожу.

Люди создали себе догматичное государство, и оно их перемололо, когда догмы немного изменились, а в процессе выяснилось, что никаких механизмов обратной связи нет. Истории, как они по очереди ездили в Москву и начальство министерского уровня было бессильно подтвердить их невиновность, просто прекрасны.

Но это они создали эту систему, не прилетевшие с Марса зеленые человечки. Они перемололи в ней 10-15 лет назад классово чуждых. Они же по очереди осуждали в ней своих вчерашних друзей и родственников. Палачом успел побывать каждый, до того как попал в жернова.

Что отдельно чудесно, они сами нисколько этого не сознают. Там есть эпизод, где в тюрьме главная героиня встречает местного начальника, осужденного лет пять назад, который стал уже именем нарицательным среди партаппарата как вредитель, кого вычеркнули и память о ком растоптали. Конечно же, он виновен не больше, чем те, кто его топтал и закапывал. Но виноваты не они, виноваты злые чекисты.

Если мне кого и жалко здесь отчасти, так это как раз молодых чекистов. Они шли защищать от коварных внутренних врагов свою родину, и внезапно оказалось, что нужно не защищать, а фабриковать. Откровенно клепать дела, натягивая сову на глобус. И простой выбор, или ты начинаешь стрелять невиновным в затылок, или сам становишься в их ряд. Немедленно. Не хотел бы я себе такого выбора.

Окей, вы можете сказать, что кроме самих номенклатурщиков есть же еще их семьи. На это я отвечу, что это классический случай общей судьбы. Они вкусно ели, жили в просторных квартирах с прислугой, служебные машины возили их на богатые служебные дачи. Все это не упало с неба и не было выиграно в лотерею, а случилось прямым следствием работы их мужей и отцов в партии на ответственных должностях. В партии, которая создала и запустила эту систему. Получали блага — получите и репрессии.

Когда мой прадед бежал в двадцатые из Архангельской губернии под Кострому, из семьи в одиннадцать человек доехало трое. Тем не менее с советской властью меня полностью примиряет то, что никто из тамошних активистов 37-й год не пережил. Счет закрыт.

Но про жертвы репрессий мне рассказывать не надо.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →